акция
акция
9 900
12 000
  • Описание

    В современной России идёт активный процесс переосмысления базовых духовных ценностей и поиска новых точек зрения на множество разнообразных традиций как русской, так и мировой культуры, а также их понимания. Пристальное внимание обращается в том числе на восстановление и изучение казачьих традиций, которые до недавнего времени оставались в тени. В последние несколько лет ранее «тёмная» и почти неизвестная культура казачьего Спаса становится всё более популярной. Однако многие и многие стороны этого уникального явления – до сих пор загадка. Данное сочинение посвящено комплексному изучению казачьей традиции – от самых основ мировоззрения, заложенного в этой самобытной культуре, до практической обрядовой сферы повседневной жизни.

    Книга создана на основе живого общения с носителями устной традиции казаков и сравнительного анализа классической этнографии ХIХ–ХХ веков и написана не простым, но «сказительным» языком. Не сразу сказанное в ней будет уловлено читателем. Возможно, даже наоборот. Многие «премудрости» Спаса будут восприняты в штыки. Но таков уж Спас!

    Работа адресована всем, кто интересуется русской этнографией, прикладной социальной психологией и казачьей культурой. Всем, кто неравнодушен к возрождению и сохранению самобытных и уникальных традиций России. Но главный её читатель – «дурак, ищущий то, не знаю что» и готовый «пойти туда, не знаю куда».


    В первой части книги – «Образ мира – мировоззрение» (том 1, том 2) – рассказывается о том мире, в котором жил Спас. И сейчас живёт.


    Во второй части, именуемой «Соль» (том 3, том 4), затронуты краеугольные камни Спаса, на которых выстроена «хитрая наука» наших предков. Это и «состав душевный», и вопросы очищения сознания, вопросы о «горении человеческом», о предательстве своей Задуми, или почему мы гаснем по жизни и оттого маемся, о «жизненном пути». Затронут и так называемый бабий Спас, или место женщины в «хитрой науке» Спаса. А также подняты многие другие темы – именно так, как их стремились раскрыть своим преемникам те, кого в народе принято называть знахарями, или место женщины в «хитрой науке» Спаса. А также подняты многие другие темы – именно так, как их стремились раскрыть своим преемникам те, кого в народе принято называть знахарями.


    Третья часть (том 5, том 6) – «Смага» – отражает прикладное мироустроение казачьего Спаса. И посвящена она созданию так называемого требища, или обрядового пространства, в котором поселялся и жил знахарь, неся свою «Божью покуту».


    Четвёртая часть (том 7) повествования о казачьем Спасе не столько для тех, кого интересует «добрая кулачная схватка», сколько для сомневающихся. Бить или любить? Но это сомнение и есть то, что приобщает нас к сонму ищущих «пятый угол комнаты». Так драться или не драться? Большинство воспринимает бойцовый Спас как крутую боевую систему. Однако Спас – это то, что за боем, что за самой жизнью. Вот о том, как через схватку пытались познать Спас, и рассказывает эта работа. Описывать Живое, то есть саму схватку, в книге просто нелепо. Оно никогда не поместится ни в одно описание, даже самое подробное. Но всё же вынести отсюда что-то полезное вполне возможно. Для тех, кто ищет доброго совета, а не надёжного приёма, и есть наше повествование...


    Часть пятая (том 8), куда включены наиболее сложные и противоречивые разделы «хитрой науки» казачьего Спаса, является плодом долгих сомнений и раздумий: выпускать ли в свет это произведение, выносить ли на суд соискателя, будить лихо, пока оно тихо?
    Данная работа предлагается всем ищущим упоения в безумии!

  • Комментарии 0

В современной России идёт активный процесс переосмысления базовых духовных ценностей и поиска новых точек зрения на множество разнообразных традиций как русской, так и мировой культуры, а также их понимания. Пристальное внимание обращается в том числе на восстановление и изучение казачьих традиций, которые до недавнего времени оставались в тени. В последние несколько лет ранее «тёмная» и почти неизвестная культура казачьего Спаса становится всё более популярной. Однако многие и многие стороны этого уникального явления – до сих пор загадка. Данное сочинение посвящено комплексному изучению казачьей традиции – от самых основ мировоззрения, заложенного в этой самобытной культуре, до практической обрядовой сферы повседневной жизни.

Книга создана на основе живого общения с носителями устной традиции казаков и сравнительного анализа классической этнографии ХIХ–ХХ веков и написана не простым, но «сказительным» языком. Не сразу сказанное в ней будет уловлено читателем. Возможно, даже наоборот. Многие «премудрости» Спаса будут восприняты в штыки. Но таков уж Спас!

Работа адресована всем, кто интересуется русской этнографией, прикладной социальной психологией и казачьей культурой. Всем, кто неравнодушен к возрождению и сохранению самобытных и уникальных традиций России. Но главный её читатель – «дурак, ищущий то, не знаю что» и готовый «пойти туда, не знаю куда».


В первой части книги – «Образ мира – мировоззрение» (том 1, том 2) – рассказывается о том мире, в котором жил Спас. И сейчас живёт.


Во второй части, именуемой «Соль» (том 3, том 4), затронуты краеугольные камни Спаса, на которых выстроена «хитрая наука» наших предков. Это и «состав душевный», и вопросы очищения сознания, вопросы о «горении человеческом», о предательстве своей Задуми, или почему мы гаснем по жизни и оттого маемся, о «жизненном пути». Затронут и так называемый бабий Спас, или место женщины в «хитрой науке» Спаса. А также подняты многие другие темы – именно так, как их стремились раскрыть своим преемникам те, кого в народе принято называть знахарями, или место женщины в «хитрой науке» Спаса. А также подняты многие другие темы – именно так, как их стремились раскрыть своим преемникам те, кого в народе принято называть знахарями.


Третья часть (том 5, том 6) – «Смага» – отражает прикладное мироустроение казачьего Спаса. И посвящена она созданию так называемого требища, или обрядового пространства, в котором поселялся и жил знахарь, неся свою «Божью покуту».


Четвёртая часть (том 7) повествования о казачьем Спасе не столько для тех, кого интересует «добрая кулачная схватка», сколько для сомневающихся. Бить или любить? Но это сомнение и есть то, что приобщает нас к сонму ищущих «пятый угол комнаты». Так драться или не драться? Большинство воспринимает бойцовый Спас как крутую боевую систему. Однако Спас – это то, что за боем, что за самой жизнью. Вот о том, как через схватку пытались познать Спас, и рассказывает эта работа. Описывать Живое, то есть саму схватку, в книге просто нелепо. Оно никогда не поместится ни в одно описание, даже самое подробное. Но всё же вынести отсюда что-то полезное вполне возможно. Для тех, кто ищет доброго совета, а не надёжного приёма, и есть наше повествование...


Часть пятая (том 8), куда включены наиболее сложные и противоречивые разделы «хитрой науки» казачьего Спаса, является плодом долгих сомнений и раздумий: выпускать ли в свет это произведение, выносить ли на суд соискателя, будить лихо, пока оно тихо?
Данная работа предлагается всем ищущим упоения в безумии!