0
Корзина пуста


ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЧЕЛОВЕКА


Автор идеи о том, что Вселенная подобна гигантской голограмме, профессор Дэвид Бом, ещё будучи аспирантом, изучая поведение электронов, обнаружил, что, находясь в плазме, электроны переставали вести себя как отдельные частицы и становились частью коллективного целого. Продолжая исследования, позже он пришёл к выводу, что во Вселенной все вещи оказываются бесконечно взаимосвязанными. Связаны также и сознания всех людей, как между собой, так и с неким полем сознания Вселенной.

Первичные торсионные поля, как носители Сознания (или Абсолютной Информации) образуют ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ.

Для упрощения понимания представим информационное поле Вселенной в виде многомерной конструкции или матрёшки, включающей в себя информационное поле Земли, в котором, в свою очередь, «живут» эгрегоры, коллективное бессознательное, морфические и другие поля.

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ ЗЕМЛИ – это сложное многоуровневое устройство. Оно содержит мысли людей, как совокупность знаний (как реальных, так и ошибочных), данные о минеральном, растительном и животном мире, информацию о законах мироустройства. Нижние слои инфополя хранят весь наработанный материал жизнедеятельности человечества: все убеждения (в том числе и заблуждения), верования, мифы и традиции всех культур и народностей, все образы, когда-либо созданные, все идеи и мысли, весь опыт, наработанный предыдущими поколениями. Верхние слои информационного поля Земли – содержат вибрации Чистого Знания, не искажённого интерпретациями и субъективными оценками.

Некоторые люди способны входить в информационное поле Земли. Это учёные, изобретатели, конструкторы, писатели-фантасты, ясновидящие. Благодаря им, мы имеем определённые достижения в области науки, техники, искусства, просвещения.

 

Информационное поле обладает способностью формировать ЭГРЕГОРЫ – энергоинформационные структуры, возникающие при взаимодействии людей, объединённых на определённый период времени общими задачами или идеями.

Уже с момента зачатия человек подключается к семейному и родовому эгрегору, позднее – к эгрегору, сформированному коллективами, в которых будет находиться на определённых этапах своей жизни. Это может быть коллектив одноклассников, или коллектив людей, объединённых в какую-либо «группу по интересам» (партию, профессиональное сообщество и т.д.). Подключение может произойти и к эгрегору, объединяющему людей определённой конфессии (по религиозным взглядам).

Эгрегор может поддерживать своих «адептов», платой за это будет эмоциональная и энергетическая «подпитка» эгрегора со стороны человека. На каком-то этапе, достигнув достаточно высокого уровня своего развития, человек может выйти из-под влияния эгрегоров.

Многие из вас могли заметить такую закономерность. Человек, например, долгое время был успешен в каком-то одном виде деятельности, а потом увлёкся чем-то другим. И, как только он переключал внимание на другое занятие, у него всё «разваливалось» на прежней работе. Думаю, вам понятно, почему. Когда он был полностью включён (ментально и эмоционально) в свою работу, он «питал» данный эгрегор и находился с ним в резонансе, получая ответную реакцию в виде поддержки. Как только он увлекался другой деятельностью, его энергия начинала «подпитывать» другой эгрегор, перестав резонировать с первым. Следовательно, «терялась» и поддержка эгрегора.

 

Информационное поле Земли содержит в себе КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ. Коллективное бессознательное относится к неосознаваемому источнику влияния на человека, формирующему бессознательные нормы поведения, обусловленные этнической, национальной, религиозной, территориальной или другой формой принадлежности к той или иной группе людей.

Понятие коллективного бессознательного ввёл Карл Густав Юнг. Он заметил, что некоторые сны, фантазии, творческая работа его пациентов содержат символы и идеи, которые не могут являться достоянием их личного опыта, т.к. восходят по своему происхождению к образам мировых мифов и религий. Исходя из того, что эти символы не могли встретиться в жизни данных пациентов в силу их деятельности или образа жизни, Юнг решил, что мифы, сны, видения происходят из одного общего источника – коллективного бессознательного, которое является общим для всего человечества.

Коллективное бессознательное является общим для разных людей, не зависит от индивидуального опыта и истории развития индивида, основывается на опыте не конкретного человека, а общества в целом. Коллективное бессознательное образуется из следов памяти, оставленных всем человечеством. По определению Юнга – это разум наших древних предков, способ, которым они думали и чувствовали.

С точки зрения голографической метафоры коллективное бессознательное есть огромная «голограмма» всего человеческого сообщества, которая непрерывно записывается на протяжении веков в каждом из нас из поколения в поколение.

Содержанием коллективного бессознательного Юнг обозначил универсальные психические образы, названные им архетипами. Слово «архетип» происходит от греческого – прообраз, первоначало, образец. Архетипы также принадлежат не отдельной личности, а всему человечеству. Каждая страна имеет свой круг коллективного бессознательного в виде изначальных «психических структур» (архетипов), берущих своё начало в глубине веков, а, следовательно, хранящих древнейший опыт человечества.

Архетипичные образы всегда сопровождали человека, они являются источником мифологии, религии, искусства.

Например, каждому человеку на Земле понятны такие выражения: настоящая мать, мужской характер, Мировое дерево, философский камень, сладкоголосая Сирена, сказочная фея, краеугольный камень и т.д.

С одной стороны, архетипы обусловливают предрасположенность к поведению определенного типа, соответствие образу, с другой — коллективные идеи, образы, теории человечества в ту или иную эпоху, проявляясь в мифах, сказках, искусстве, выражают «дух эпохи».

Идеология, основы мировоззрения, религиозные и культурные предпочтения формируются в психике человека отчасти посредством коллективного бессознательного.

 

Существуют различные формы влияния коллективного бессознательного: от возникновения сходных идей у несвязанных никоим образом друг с другом людей и одномоментных открытий, совершённых в разных частях света, до массового воздействия на большие группы людей с целью получения ожидаемой поведенческой реакции.

Например, два человека, один в Москве, другой в Нью-Йорке, думают над одной и той же проблемой, решают одну и ту же задачу. Таким образом, они «настраиваются на одну и ту же волну», одновременно считывают информацию и получают ответ. Единственный оставшийся спорный вопрос – кто из них первым «добежит до патентного бюро».

Другое проявление коллективного бессознательного – эффект толпы.

Корни этого явления уходят глубоко в историю и имеют стойкие психологические установки, сформированные веками. Древним людям было легче выживать: вместе охотиться, защищаться от хищников и т.д. А тех, кто шёл против установленных порядков и чем-то отличался от других, просто выгоняли из общины, что означало неминуемую гибель. Поэтому в сознании современных поколений на инстинктивном уровне отпечаталась мысль: «будешь членом стаи – останешься жить».

Этот феномен часто неосознанно включается у многих людей в виде страха публичных выступлений. Пока человек сидит в зале со всеми, он подсознательно «принадлежит стае». Как только он выходит на сцену и поворачивается лицом к залу, он «отбивается от стаи». Становится страшно до «ватных коленок»: «Меня сейчас сожрут!».

Эффект толпы — это мощный инструмент для управления массами людей. Под влиянием толпы человек уже не мыслит как индивидуум, он мыслит как коллектив. Коллективное мышление встречается в повседневной жизни очень часто. Когда люди копируют манеру одеваться, слушают модную музыку, покупают стильные аксессуары, навязанные модели телефонов, раскрученную рекламой продукцию...

Митинги, марши, демонстрации, манифестации – здесь встречается самый сильный «эффект толпы».

Показательны массовые беспорядки и революции, организованные «внешними силами». Изначально разрозненная толпа вдруг начинает действовать организованно и слаженно. Всё это достигается благодаря определённым технологиям воздействия. И не нужно никакого психотронного оружия, достаточно лишь с пару десятков хороших «заводил», чтобы «подсадить толпу на волну», и люди сами будут «заражать» друг друга и станут управляемыми.

Человек, обладающий высоким уровнем осознанности, как правило, защищён от подобного воздействия.

 

В коллективном бессознательном содержится память о трагических событиях. Война, голодомор, террористические акты – могут оставлять след в психике людей в виде неосознанных программ поведения. Например, проблема лишнего веса многих людей обусловлена памятью о голодоморе. Тело постоянно делает запас «на всякий случай, вдруг еда закончится», т.к. в клетках прописалась программа: «Не поешь – умрёшь».

Коллективная память народов и эпох – голографический архив данных об исторических событиях, имевших место в тот или иной период времени.

Изучая влияние семейной или родовой системы, следует учитывать исторические аспекты (а также, политико-социологические и экономические) того времени, в котором жили наши предки.

Можно предположить, что если, например, отец или дед родился в конце тридцатых или начале сороковых годов, то его детство пришлось на военное время, и все ужасы войны, смерти, потери родных могли прописаться в его жизненных программах.

Если мы «копнём» ещё глубже, то попадём в череду «кровавых событий»: сталинские репрессии, коллективизация, гражданская война и революция, восстания, крепостничество, насильственная христианизация «огнём и мечом»….

В каждой стране, у каждого народа есть своя трагическая история. Все эти события тем или иным образом сформировали характеры и судьбы людей тех времён и лежат в основе коллективной памяти народов и эпох. И эта память живёт в потомках в виде скрытых программ, проявляющихся приступами паники, спонтанного страха, депрессиями и другими негативными выбросами на поверхность психики.

Известно, что беспричинные симптомы воспалений в ротовой полости, такие как кашель, отхаркивание, першение, а также частые бронхиты и астма могут быть следствием активизации программ, переданных предками, пострадавшими от газовых атак.

Для многих из тех, кто прошёл холокост, тяжело просить о помощи, потому что это напоминает им о предельной беспомощности, которую они тогда пережили.

Свойство коллективной памяти сохранять и передавать информацию распространяется не только на прямых потомков участников драматических событий. Образы прошлого могут спонтанно проявляться и у людей, предки которых не были непосредственными участниками или свидетелями трагедий. Коллективная душа содержит в себе совокупный опыт разных родовых систем, а иногда и целых народов.

Великая Отечественная война очень сильно повлияла на тех, кто жил тогда на территориях, которые она охватила. Ужасы концлагерей, убийств на войне, тоска по оставленным где-то любимым семьям, невыносимая печаль по погибшим сослуживцам. Как правило, в семьях выживших об этом не говорят.

Часто выжившие, которые стали родителями, не могут воспринимать своего ребёнка, как просто ребёнка. В своих детях они «видят» тех, кого потеряли, о ком горевали. Таким детям приходится как-то справляться с вытесненными чувствами их родителей, с тем незавершённым трауром, скорбью, злостью, чувством вины, чувством покинутости и т.д., которые остались неразряженными. А также они вынуждены держать под контролем свою «шизофрению» (от др.-греч. σχίζω — раскалываю и φρήν — ум, рассудок) –заблокированную в одном месте энергию убийцы и жертвы одновременно.

Жить с таким наследием ужасно больно. Невозможность справиться с данным состоянием – это одна из причин «повального» пьянства.

Каждый человек переживает такие ситуации индивидуально, но в действительности, это коллективная проблема. Одна часть выжившего хочет «уйти к мертвым», а другая хочет защититься от этих разрушающих чувств. Когда человека так «разрывает» в разные стороны, может ли он куда-то двигаться?

«Мы – вместилище ярости, слёз, оскорблений, надежд и мечтаний коллективной души», – говорит Анн Анселин Шутценбергер в своей книге «Синдром предков».

Неуправляемая злость, которую чувствуют некоторые – это защита от невыносимых чувств, связанных с глубокой болью наших предков.

 

Стоит отметить, что, во многих из нас, тех, чьи родители родились и выросли на территории бывшего Советского Союза, в клеточной памяти прописаны программы: «Высунешься – накажут», «Секс – это грязь», «Богатство и роскошь – это капиталистический разврат души», «Вся жизнь впереди – надейся и жди!» и т.д. Все эти программы, всплывающие в психике отдельных людей – также продукт коллективного бессознательного.

В одной из статей, посвящённых исследованию воздействия на людей информационного поля, автор обращает внимание на то, что западноевропейские женщины (например, немки, англичанки) уступают по красоте другим представительницам женского пола. Он предполагает, что это тоже каким-то образом связано с нашим коллективным бессознательным.

В частности, в Германии во времена инквизиции любая красивая женщина могла быть объявлена ведьмой и оказаться на костре только лишь за свою привлекательную внешность. А на Руси ведьмы изображались уродливыми старухами. Таким образом, автор приходит к выводу, что на бессознательном, клеточном уровне у западноевропейских женщин заложена программа: «чтобы остаться в живых, лучше быть «страшненькой».

Здесь необходимо упомянуть, что слово «ведьма» в современном мире утратило свой первоначальный смысл. Когда-то так называли людей, ведающих и видящих то, что сокрыто от других. «Ведающая мать» или ведьма в дохристианском мире была самой уважаемой и почитаемой в обществе женщиной. К её словам прислушивались, советовались, без неё не принимали ни одного важного решения, будь то создание новой семьи, начало сева или сбора урожая, или поход в далёкие земли.

Достаточно длительная (иногда на протяжении сотен лет) и упорная подмена того или иного понятия приводит к тому, что в коллективном бессознательном прописывается новый архетипичный образ, с новым (порой противоположным оригинальному) смыслом.

К слову сказать, практика подмены понятий существовала во все времена. При смене общественного строя или религиозного уклада одно понятие подменялось другим, и спустя некоторое время его первоначальный смысл утрачивался. Например, понятие праздника Рождества у наших предков связывалось с таким явлением природы, как рождение Солнца, которое астрономически происходит каждый год 22 декабря (зимнее солнцестояние, после которого день начинает прибывать), а празднуется через три дня, т.е. 25 декабря. С введением на Руси христианства исконное значение этого праздника было забыто.

Управленческие структуры весьма умело используют технологии влияния на человека, способствующие внедрению тех или иных убеждений в умы людей через коллективное бессознательное. Чем ниже уровень развития общества, тем глубже и сильнее воздействие.

Но, есть и хорошая новость: влияние негативной составляющей коллективного бессознательного на психику человека может снижаться с повышением общего уровня осознанности и разумности человечества.

 

Большой вклад в понимание работы полевых образований внёс биолог Руперт Шелдрейк. Он выдвинул гипотезу о существовании так называемых МОРФОГЕНЕТИЧЕСКИХ И МОРФИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ (М-полей). По его предположению, существуют невидимые информационные структуры, которые формируют тела кристаллов, растений, животных, человека и каким-то образом обусловливают их поведение. Это поле служит своего рода матрицей, по которой формируется каждый последующий организм одного и того же вида. Каждый организм настраивается на уже имеющийся прообраз (архетип), входит с ним в резонанс, и воспроизводит его. Каждый новый организм, по мере формирования, в свою очередь, усиливает уже существующее М-поле своего вида. Процесс настройки на поле своего вида называют морфорезонансом. Иначе говоря, каждый вид имеет свою матрицу-прообраз, своё М-поле, поэтому невозможно скрестить, например, попугая и слона – это разные морфогенетические поля. М-поле организует деятельность нервной системы животных одного вида, и в своём инстинктивном поведении животные пользуются «банком памяти» или «совокупной памятью» именно своего вида.

Иллюстрацией тому служит такой пример:

В начале прошлого века в Англии молочницы стали разносить по домам молоко в бутылках, закрытых картонными крышечками. Бутылки ставились под дверью, у порога. В городке Саутгемптон местные синицы быстро воспользовались этим нововведением. Они легко проклёвывали крышечки и пили молоко. Скоро это «ноу-хау» переняли синицы всей Британии, а потом и большей части Европы. С началом Второй мировой войны, когда появились карточки на продовольствие, бутылки у порога молочницы уже не оставляли. И только восемь лет спустя вернулись к прежней практике доставки молока. И что же? Синицы сразу же принялись проклёвывать картонные крышечки...

Казалось бы, что в этом удивительного? А всё дело в том, что продолжительность жизни синиц – в среднем три года. Значит, за восемь лет сменилось почти три поколения этих птиц. Каким же образом послевоенные синицы сразу же переняли опыт своих предков? Этот феномен объясняет теория морфогенных полей.

 

Проводя ряд экспериментов, Шелдрейк заметил, что человек тем легче усваивает знание, чем большему числу людей оно известно. Однажды он предложил английским студентам разучить три японских четверостишья. При этом, одно было просто набором слов, второе – сочинением никому не известного автора, а третье – классическим образцом японской поэзии, известном в Стране восходящего солнца также хорошо, как у нас пушкинские строки «Я помню чудное мгновенье». В результате оказалось, что именно классическое четверостишье студенты запомнили лучше всего, хотя никто из них не знал японского и понятия не имел, какое именно из стихотворений самое известное.

После этого и подобных других экспериментов Шелдрейк предположил, что существует некое Поле Образов, общее для всех людей. Образами такого поля может стать любая информация, чувства или модели поведения. Подобные поля есть не только у людей, но и у животных, птиц, насекомых, растений и даже у кристаллов.

 

В своей книге «Семь экспериментов, которые изменят мир», Руперт Шелдрейк пишет:

«Концепция безграничного разума близка древней идее души, заполняющей и оживляющей тело. Мне представляется, что в наши дни более плодотворно интерпретировать эту идею с точки зрения полей. Тело самоорганизуется и заполняется полями. Морфогенетические поля — точно так же, как электро­магнитное, гравитационное и квантовое, — определя­ют его развитие и поддерживают его форму. А пове­денческое, ментальное и социальное поля определяют его поведение и умственную деятельность. В соответ­ствии с гипотезой формообразующей причинности, морфогенетическое, поведенческое, ментальное и социальное поля — это разновидности единого морфического поля, в котором хранится как информация из прошлого отдельного индивида, так и коллектив­ная память бесчисленного множества других людей, живших до него».

По теории Руперта Шелдрейка, мозг человека или животного способен считывать информацию, которая имеется в морфических полях, настраиваясь, подобно радиоприёмнику, на необходимую волну. Лучше всего мозг настраивается на общеизвестные образы.

Но морфические (морфогенные) поля не являются неизменными. Они постоянно трансформируются под воздействием новых знаний. Например, если ещё недавно никому не известное знание станет распространяться повсеместно, его поле тоже расширится и станет доступным большому числу людей.

 

По этому же принципу работает известный «эффект сотой обезьяны». Напомню его суть.

В 1950-х годах на острове Косима японские учёные наблюдали за поведением колонии диких обезьян, которых они кормили сладким картофелем (бататом), разбрасывая его по песку. Обезьянам нравился батат, но не нравился песок на нём – животные не едят грязную пищу.

И вот однажды 18-месячная самка Имо решила эту проблему, сполоснув батат в реке!

Она научила этому трюку свою мать и других обезьян.

А когда число научившихся мыть батат обезьян достигло некой критической массы (ученые условно обозначили её числом 100) – все обезьяны, жившие на близлежащих островах, вдруг, без какого бы то ни было внешнего побуждения, тоже начали мыть батат!

Случился внезапный и ничем не объяснимый скачок в «общественном сознании обезьян». И произошло это одномоментно со всеми обезьянами Японии, даже в зоопарках! Хотя неизвестно, возможно и во всём мире, но таких глобальных наблюдений не проводилось. Учитывая то, что между ними не было абсолютно никакого контакта, объяснить этот феномен «классическим подходом» очень трудно.

В науке это явление получило название «эффект сотой обезьяны».

Есть сведения, что для распространения идей Ньютона о строении мира понадобилось двенадцать человек. Теорию относительности Эйнштейна подхватили около двухсот последователей, и она была принята человечеством.

Когда количество людей, усвоивших новую мысль, достигает определённой величины, эта мысль становится общим достоянием.

Считается, что если от одного до четырёх процентов населения изменит своё мировоззрение, изменится мировоззрение всего сообщества.

 

Долеслава Петрова

Нет комментариев Добавить комментарий